Лого

Наборы с поздравлением!

Теперь вы можете бесплатно заказать
персональное поздравление
в составе набора для рукоделия. Удивите своих близких! Просто укажите при заказе!
НатаТойс — Шейте сами

наборы для рукоделия:   шьём подушки и мягкие игрушки



Корзина
корзина

В Вашей корзине нет товаров

оформить заказ



Плюшевый заяц или как игрушки становятся настоящими


Детская книга: «Плюшевый заяц или как игрушки становятся настоящими» | СказкиВсем.Ру — сказочная библиотека детских сказок!

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Детская сказка: «Плюшевый заяц или как игрушки становятся настоящими» (Марджери Уильямс)

Чтобы открыть книгу Онлайн нажмите ЧИТАТЬ СКАЗКУ (52 стр.) Книга адаптирована для смартфонов и планшетов!

Только текст:

МАЛЬЧИК ПРОСНУЛСЯ на рассвете и сразу бросился к ёлке. Под ёлкой были подарки, и он, конечно, начал с самой большой коробки. Сдвинул синюю шёлковую ленту, развернул серебристую бумагу, и его сердце забилось сильнее: в коробке сидел плюшевый заяц! Мальчик прижался щекой к шелковистому брюшку. Ах, какой он был красивый, этот заяц, — рыжий, длинноухий, с пушистыми усами! Мальчик не выпускал его из рук, даже когда разворачивал другие подарки. А подарков было много: орехи и мандарины, шоколадные конфеты, заводная мышь, красная пожарная машина. Только всё равно заяц был лучше всех, и мальчик ни за что не хотел с ним расставаться. Но к обеду пришли гости и принесли ещё много разных коробок и свёртков, и всё это так заманчиво блестело и шуршало, что мальчик позабыл про зайца. Плюшевый заяц поселился в детской с другими игрушками — солдатом в алом мундире, корабликом, который умел плавать в ванне, большим грузовиком… Заяц был застенчивым и робким, как все зайцы, а среди ярких красивых игрушек он и вовсе приуныл. Что он по сравнению с ними? Кусочек рыжего плюша, и только. Особенно задирали нос заводные игрушки. Они на всех глядели свысока, потому что были «современные» и «шли в ногу с прогрессом». Даже кораблик нахватался от них мудрёных словечек и не упускал случая похвалиться своей «высокой манёвренностью» и «малой осадкой». И все игрушки хвастались, что они настоящие. А заяц помалкивал. Он не понимал, что такое «настоящий». Он никогда не видел настоящих зайцев и думал, что все зайцы, как и он сам, набиты опилками. Но он догадывался, что хвастать тут нечем. Так что в этой компании бедный плюшевый заяц чувствовал себя совсем никчёмным. Никто его не замечал, никто не хотел с ним дружить. Никто, кроме лошадки. Деревянная лошадка с облупленными боками жила в детской дольше других игрушек и много чего повидала на своём веку. Она не раз видела, как кто-нибудь новенький и блестящий щеголяет хитроумным механизмом, а потом блеск тускнеет, механизм изнашивается, и поломанная игрушка замирает в углу. Лошадка точно знала: с такими игрушками никогда не случится ничего волшебного. В мире игрушек бывают чудеса, но об этом знают только самые старые и мудрые — такие, как лошадка. — От ярких игрушек быстро устают, — утешала она плюшевого зайца. — Они быстро ломаются, а внутри у них пусто. Им никогда не стать настоящими. — А «настоящий» — это какой? — осмелился спросить заяц. — Это который всегда новый и никогда не ломается? — Нет. Настоящий — это совсем другое. Это когда тебя любят. Непросто играют с тобой, а любят. По-настоящему. Тогда и ты становишься настоящим. — А это не больно? — спросил заяц. — Бывает и больно, — ответила лошадка, потому что она всегда говорила правду. — Но когда ты настоящий, ты не боишься боли. — А как делаются настоящими? — Заяц затаил дыхание. — Сразу? По волшебству? — Ну что ты… — вздохнула лошадка. — Это очень долго. И трудно. Поэтому игрушки, которые ломаются и капризничают, редко становятся настоящими. И те, у кого много острых углов, тоже. Тебя же любят, понимаешь? Обнимают. Прижимают к сердцу. Крепко-крепко, иногда до слёз. Пока станешь настоящим — совсем облезешь. Краска облупится, грива поредеет, хвост опять же… Но это ничего. Это ерунда. Для того, кто тебя любит, ты всё равно самый красивый на свете. Плюшевый заяц покосился на потёртые лошадкины бока, на проплешины в её гриве — и догадался: — Значит, ты настоящая? Сказав это, он тут же пожалел о своих словах: вдруг лошадка поймёт, что он заметил её проплешины и потёртости, и огорчится? Но она только улыбнулась. — Я давным-давно настоящая. Меня подарили папе мальчика, когда он сам был мальчиком. Но понимаешь, какая штука: если стал настоящим, то это уже насовсем. Навсегда. Плюшевый заяц закрыл глаза. Он мечтал узнать, каково это — быть настоящим, но ему не хотелось, чтобы его рыжая шубка обтрепалась, а усы выпали… Вот если бы стать настоящим, но при этом остаться таким же новеньким и красивым! В детскую часто заглядывала мама. Иногда она вообще не обращала на игрушки никакого внимания, а иногда ни с того ни с сего хватала всех без разбору и запихивала в шкафы. Это называлось «уборка». Игрушкам это не нравилось, особенно хрупким. А зайцу было всё равно — куда бы его ни бросили, он всегда приземлялся мягко, потому что был плюшевым. Однажды вечером, собираясь спать, мальчик никак не мог найти фарфоровую собачку, которую обычно укладывал с собой в постель. Маме было некогда искать собачку, поэтому она просто огляделась по сторонам — и заметила в полуоткрытом шкафу плюшевого зайца. Она за ухо вытащила его и дала мальчику: — На вот, держи зайчишку. С ним тебе тоже приснятся хорошие сны. Мальчик сразу узнал плюшевого знакомца. Он улыбнулся, прижал зайца к себе и уснул крепким сном. Стех пор он каждый вечер брал плюшевого зайца с собой в кровать. Сначала зайцу было немножко не по себе, потому что мальчик слишком сильно его стискивал, а иногда и вовсе запихивал под подушку — то ухо подвернёт, то лапку придавит. К тому же заяц скучал по лошадке и её ночным рассказам. Но мальчик тоже рассказывал зайцу интересные истории, а ещё устраивал ему под одеялом пещеру с лабиринтом. Вскоре заяц полюбил свою новую жизнь и уже не мог дождаться вечера, когда мальчик обнимет его и уснёт. Плюшевый заяц лежал рядом с мальчиком, уткнувшись носом в его шею, и ему было уютно и спокойно. Заяц был счастлив. Он любил мальчика. Он так трепетал и радовался внутри, что не заметил, как истрепался снаружи. Рыжий плюш потемнел, животик больше не был шелковистым, а нос, которым он по ночам утыкался в шею мальчика, стал какого-то непонятного цвета. Друзья не расставались ни ночью, ни днём. Когда пришла весна, они с утра до вечера играли в цветущем саду. А в дальнем конце сада, в малиннике, мальчик построил для зайца шалаш. Однажды после обеда мальчика увели в гости, а плюшевый заяц остался на лужайке. Поздно вечером маме пришлось идти в сад со свечой и разыскивать зайца, потому что без него мальчик никак не хотел ложиться спать. Заяц весь вымок от росы и выпачкался в земле. Мама отряхнула его и принесла домой: — Уж и уснуть без зайца не можешь… Сколько шуму из-за игрушки! Мальчик выхватил зайца из маминых рук и прижал к себе: — Он не игрушка! Он настоящий! Плюшевому зайцу было холодно, шёрстка топорщилась от росы, но сердце его ликовало. То, о чём говорила лошадка, наконец-то сбылось! Он больше не игрушка. Он — настоящий! Мальчик сам это сказал! В ту ночь заяц никак не мог уснуть — он боялся, что его набитое опилками сердце разорвётся от любви. А когда рассвело, оказалось, что его глаза-пуговицы, давно потускневшие, снова ярко заблестели. Это заметила даже мама, когда пришла застилать постель. — Надо же, — удивилась она. — У него такой взгляд, словно он узнал что-то очень важное. А потом настало лето, яркое и прекрасное. Неподалёку от дома была рощица. Мальчика отпускали туда поиграть перед ужином, и он, конечно же, брал с собой лучшего друга. Он устраивал зайцу уютное гнездо в траве, а сам отправлялся по делам — собирать ягоды или лазать по деревьям. И вот однажды, когда заяц ждал мальчика и от нечего делать смотрел, как по его рыжим лапкам бегают туда-сюда чёрные муравьи, из высокой травы показались два существа. Плюшевый заяц сразу понял: это тоже зайцы, как и он, только новенькие и пушистые. Их, наверное, сшил самый лучший мастер, потому что на шубках у них не было видно швов. Заяц приметил ещё одну странность: сам он всегда выглядел одинаково, а эти двое то удлинялись и вытягивались, то, наоборот, вдруг делались толстыми и почти круглыми. Они приближались к нему, тихонько сопя, и лапки их мягко скользили по траве. Плюшевый заяц много раз видел, как ходят заводные игрушки, но эти двигались по-другому. Какие необыкновенные зайцы! Плюшевый заяц таращил на них глаза-пуговицы. Пушистые зайцы тоже не сводили с него глаз, и носы их непрестанно шевелились. Наконец один из них произнёс: — Ну, чего сидишь? Айда с нами! — Неохота, — прошептал плюшевый заяц. На самом деле ему просто не хотелось объяснять, что он не заводной. — Хоп! — пушистый высоко подпрыгнул, кувыркнулся и приземлился на задние лапы. — Спорим, ты так не можешь? — А вот и могу! — сказал плюшевый заяц. — И выше могу! Я вообще летать умею! — Мальчик часто подбрасывал его высоко-высоко, а потом ловил. — А на задних лапах прыгать умеешь? — спросил пушистый. Этот вопрос плюшевому зайцу совсем не понравился. Дело в том, что у него не было задних лап. Таким уж его сшили. Снизу он напоминал подушечку для иголок. Но сейчас он сидел в гнезде, которое устроил ему мальчик, и надеялся, что странные зайцы ничего не заметят. — Умею, — ответил он как ни в чем не бывало. — Только не хочу. Но лесные зайцы оказались зоркими. Один из них вытянул шею и стал внимательно разглядывать плюшевого. — Да у него задних лап нет! — воскликнул он. — Тоже мне заяц! Умора! И пушистые зайцы расхохотались. — Есть! — плюшевый заяц чуть не заплакал. — Есть у меня задние лапы! Просто я… я на них сижу! — Ну так покажи! — потребовал лесной заяц и принялся носиться вокруг плюшевого, пока у того не закружилась голова. — Не люблю я скакать, — буркнул плюшевый заяц. Но на самом деле он отдал бы сейчас всё на свете, лишь бы только скакать и резвиться, как эти двое. Пушистый заяц вдруг застыл на месте, затем подлетел близко-близко к плюшевому — так близко, что его длинные усы защекотали плюшевое ухо, — повёл носом, снова отскочил и объявил: — Он неправильно пахнет! Он не настоящий! — Я настоящий! — Плюшевый заяц едва сдерживал слёзы. — Настоящий! Мальчик сам сказал! Но тут мимо них пробежал мальчик, и странные зайцы в мгновение ока исчезли из виду. — Куда же вы? — крикнул им вслед плюшевый заяц. — Вернитесь! Я настоящий! Но ответа не было — лишь чёрные муравьи по-прежнему сновали туда-сюда, да колыхалась трава, в которой скрылись незнакомцы. «Ну почему, почему они убежали? — думал плюшевый заяц. — Даже не захотели поиграть со мной…» Он вглядывался в заросли высокой травы, надеясь, что пушистые зайцы вернутся. Но они не вернулись. Солнце опустилось низко-низко, над травой кружили мотыльки, мальчик проголодался и отправился домой, прижимая к груди лучшего друга. Шли дни, недели, месяцы. Плюшевый заяц совсем истёрся, у него почти не осталось усов, а нос окончательно облез. Он теперь и на зайца-то не был похож — так, непонятно что. Но для мальчика он по-прежнему оставался самым любимым и самым красивым. А зайцу ничего другого и не было нужно. Ему было всё равно, как он выглядит и уж тем более — что думают о нём другие игрушки. Он-то знал, что для мальчика он настоящий. А когда ты настоящий, тебе вовсе незачем быть красавчиком. Однажды мальчик заболел. Он метался на кровати, не выпуская из рук плюшевого зайца, что-то бормотал во сне и был такой горячий. что и зайцу становилось жарко. В спальне всю ночь горел свет, туда то и дело заходили какие-то люди, и плюшевый заяц замирал под одеялом — он боялся, что его найдут и заберут, а ведь мальчик без него не может! Время тянулось долго. Мальчик целыми днями дремал, и зайцу было нечем заняться. Но он терпеливо ждал и нашёптывал мальчику, как тот выздоровеет и как они снова будут играть в саду среди цветов и бабочек. Он знал, что мальчик слышит его даже во сне, а добрые слова помогут ему быстрее поправиться. И правда, вскоре мальчику стало легче. Он уже не был таким горячим. Он сидел в кровати и рассматривал книжки с картинками, а заяц прижимался его тёплому боку. А через несколько дней мальчик встал и оделся. Утро было ясное и солнечное. Мальчик стоял на балконе и смотрел в сад, а заяц остался в кровати, не в силах шевельнуться от волнения: он только что узнал, что завтра они с мальчиком едут к морю. «Ура! — ликовал он, высунув кончик уха из-под одеяла. — На море, ура! Там пляж, там крабы, там замки из песка и такие огромные волны! Я знаю, мальчик мне рассказывал!» Но тут пришёл доктор. Он прошагал на балкон, велел мальчику показать язык и сказать «а-а-а». Потом вернулся в комнату, заметил заячье ухо, взялся за него двумя пальцами и вытащил плюшевого зайца из-под одеяла. — Это ещё что такое? Что за рассадник микробов? С собой на море? Ещё не хватало! Немедленно в мусор! Друг? Ничего, купите ему нового друга! Заяц и опомниться не успел, как его бросили в мешок со старыми безглазыми куклами и зачитанными журналами, отнесли в самый дальний угол сада и попросили садовника выкинуть мешок на помойку. Но у садовника были ещё дела — окапывать кусты, поливать розы, сажать душистый горошек, — и он решил, что займётся мешком с утра. Ночью мальчика устроили спать в другой комнате и положили ему в кровать другого плюшевого зайца — новенького, белоснежного, с настоящими стеклянными глазами. Но мальчик этого даже нс заметил. Он не мог думать ниочём, кроме моря. Мальчик долго ворочался, потом наконец уснул, и ему снились огромные волны. А плюшевый заяц лежал в дальнем углу сада, в пыльном мешке, среди тряпичных кукол и рваных журналов. и ему было одиноко. Очень одиноко. Он тоже долго ворочался, и ему даже удалось высунуть голову из мешка. Заяц дрожал от холода: ведь он привык спать в постели под одеялом, а плюшевая шубка больше не грела — она давно истёрлась из-за того, что мальчик всегда так крепко обнимал его. Вокруг было темно, но зайцу удалось разглядеть заросли малины, в которых мальчик когда-то построил ему шалаш. Плюшевому зайцу стало совсем тоскливо. Он вспоминал, как весело было прятаться с мальчиком в шалаше; как хорошо было лежать в траве, когда по рыжим плюшевым лапам сновали муравьи, а мальчик бегал вокруг, собирая цветы и ягоды; как радостно было шептаться ночью под одеялом… Неужели эти дни никогда не вернутся? Старая мудрая лошадка говорила правду — вот только не сказала, чем всё это кончается. Сначала тебя любят, а потом ты больше не нужен… Заяц всхлипнул, и по плюшевому носу скатилась самая настоящая слеза. Скатилась и упала на землю. И тут случилось чудо. В том месте, куда упала слеза, вырос большой цветок — совсем не такой, как другие цветы в саду. Его прозрачные листья горели изумрудным огнём, а лепестки были из чистого золота. Это был такой удивительный цветок, что заяц даже плакать перестал. Золотые лепестки раскрылись, и из цветка вышла фея. Плюшевый заяц никогда раньше не встречался с феями, но сразу понял, что это самая красивая фея на свете. Её платье было усеяно жемчугом и капельками росы, волосы украшены цветами, а лицо было прекраснее всех цветов! Фея наклонилась, взяла плюшевого зайца на руки и поцеловала в мокрый от слёз нос. — Ты знаешь, кто я? — спросила она. Заяц смотрел на неё во все глаза. Ему казалось, что он её уже видел, только никак не мог вспомнить, когда и где. — Я — фея игрушек, — сказала она. — Я берегу и охраняю всех, кого дети когда-то любили. Если вам грозит опасность, я вас спасаю — делаю настоящими. — Но я же и так настоящий! — растерялся плюшевый заяц. — Да, но только для мальчика. А теперь ты будешь настоящим для всех. С этими словами фея ещё крепче обняла зайца и взлетела с ним в ночное небо. Вскоре они приземлились на лесной опушке. Над лесом стояла полная луна, и листья папоротника светились серебром. На шелковистой траве в свете луны резвились настоящие зайцы. Они носились друг за другом, плясали, подпрыгивали высоко-высоко — но вдруг увидели фею и замерли, нс сводя с неё глаз. — Я привела вам друга, — сказала фея игрушек. — Он пришёл к вам насовсем. Научите его всему, что умеете! Она снова поцеловала зайца и бережно опустила его на траву: — Беги, малыш! Но заяц застыл на месте. Глядя на пляски лесных зайцев, он вспомнил, что у него нет задних ног! Он сидел, боясь пошевелиться. Но тут на нос ему опустилась какая-то мошка, зайцу стало щекотно, и он смахнул её… задней ногой! Заяц оглядел себя — и глазам своим не поверил: вместо истёртой плюшевой шубки у него теперь был настоящий мех, пушистый и блестящий, а уши и усы шевелились сами собой. Он подпрыгнул высоко-высоко, и его заячье сердце переполнилось счастьем. Он скакал, кувыркался, носился по поляне вместе с другими зайцами. Он такой же, как они! Настоящий! Прошла осень, за ней зима. Однажды весенним днём мальчик играл в рощице за домом. Вдруг из зарослей высокой травы показался рыжий заяц. Увидев мальчика, он не убежал, а подобрался ближе и сел у его ног. Они смотрели друг на друга, и мальчику виделось что-то знакомое в жёлтых заячьих глазах. «Какой странный заяц, — подумал мальчик, — совсем ручной. И до чего же похож на моего плюшевого зайца… на того, что потерялся, пока я болел!» А это и был его заяц. Он захотел побыть рядом с мальчиком, который помог ему стать настоящим. Но мальчик об этом так и не узнал.

Каждая игрушка, будь то кукла, пожарная машинка или плюшевый заяц, мечтает стать настоящей. Но это не происходит по мановению волшебной палочки. Если хочешь стать настоящим, нужно, чтобы тебя по-настоящему полюбили. Вот тут-то и начинается волшебство… Книга Марджери Уильямс «Плюшевый заяц, или Как игрушки становятся настоящими» впервые вышла в 1922 году и сразу стала классикой детской литературы.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Поддержи проект! Расскажи о сказках друзьям!

skazkiwsem.ru

Читать онлайн электронную книгу Плюшевый заяц, или Как игрушки становятся настоящими The Velveteen Rabbit - бесплатно и без регистрации!

Annotation

Плюшевый кролик (Бархатный кролик) или Как Игрушки Становятся Настоящими - повесть

для детей, написанная Марджери Уильямс и иллюстрированная Уильямом Николсоном. Она

рассказывает историю мягкой игрушки, исканий и превращения плюшевого кролика в

настоящего благодаря привязанности и любви своего хозяина. Книга была впервые

опубликована в 1922 году и впоследствии многократно переиздавалась.

Плюшевый кролик - первая книга для детей, написанная Марджери. Повести была

присуждена премия IRA/CBC Children's Choice.[Wiki]

Плюшевый Кролик

Иллюстрации Уильяма Николсона

here was once a velveteen rabbit, and in the beginning he was really splendid.

Плюшевый Кролик

или

Как Игрушки Становятся Настоящими

Марджери Уильямс

Иллюстрации Уильяма Николсона

Рождественское утро

История игрушечной лошади

Весна

Летние дни

Томительные дни

Фея из цветка

Наконец! Наконец-то!

here was once a velveteen rabbit, and in the

beginning he was really splendid.

Жил-был плюшевый кролик, и поначалу он выглядел просто великолепно. Он был пухлым

и толстеньким, как и подобает кролику, шерстка у него была в бело-коричневых пятнышках, усы

из настоящих ниток, а ушки обшиты изнутри розовой атласной тканью. Рождественским утром,

когда его усадили на верхушке чулка с подарками для Мальчика, с веточкой остролиста в лапках,

смотрелся он просто очаровательно.

В чулке были и другие подарки: орехи, апельсины, паровозик, миндаль в шоколаде и

заводная мышка, но Кролик без сомнения был лучше всех. По меньшей мере два часа Мальчик

не выпускал его из рук, но потом к обеду пришли Тети и Дяди, вновь зашуршала оберточная

бумага и пакеты, и в предвкушении новых подарков Плюшевый Кролик был забыт.

Рождественское утро

Долгое время он жил в шкафу для игрушек или на полу в детской, и никто не обращал на

него особого внимания. По натуре он был скромным, и поскольку был сделан всего-навсего из

плюша, некоторые более дорогие игрушки откровенно презирали его. Механические игрушки

были во много раз лучше, и потому смотрели на всех остальных свысока; в них было полно

новомодных штучек, и они притворялись настоящими. Макет лодки, который пережил два

сезона и с которого облупилась почти вся краска, подражал их тону и никогда не упускал

возможности употребить техническую терминологию в разговоре о своей оснастке. Кролик не

мог похвастаться тем, что он чей-нибудь макет, потому что не знал, что существуют настоящие

кролики; он думал, что все кролики, как и он, набиты опилками, и понимал, что опилки – это

уже сильно устарело и никогда не должно упоминаться в современном обществе. Даже Тимоти,

деревянный лев на шарнирах, которого собирали солдаты-инвалиды и у которого должны были

бы быть более либеральные взгляды, напускал на себя важности и притворялся, будто связан с

Правительством. Среди всех них бедняжка Кролик поневоле чувствовал себя ужасно ничтожным

и ничем не примечательным, а единственным существом, которое относилось к нему по-

доброму, была Кожаная Лошадь.

Кожаная Лошадь жила в детской дольше всех других. Она была настолько старой, что ее

шкура местами протерлась так, что просвечивали швы, а большую часть ниток из ее хвоста

выдрали, чтобы нанизать на них бусы. Она была мудра, ибо повидала длинную череду

механических игрушек: как они приходили хвастаться и важничать, как у них вскоре ломался

ходовой механизм и как они погибали, и она знала, что это всего лишь игрушки, которые

никогда не станут ничем другим. Потому что детское волшебство – это необыкновенная и

чудесная вещь, и только таким старым, мудрым и опытным игрушкам, как Кожаная Лошадь,

дано понять, что это такое.

— Что значит НАСТОЯЩИЙ? – спросил однажды Кролик, лежа рядом с Кожаной

Лошадью в детской возле каминной решетки, пока Няня не пришла убирать комнату. – Это

значит, что у тебя есть штучки, которые жужжат внутри, а снаружи торчит ключик?

— Настоящий не означает то, как ты сделан, — ответила Кожаная Лошадь. – Это то, что с

тобой происходит. Когда ребенок очень-очень долго любит тебя, не просто играет с тобой, а

ПО-НАСТОЯЩЕМУ любит тебя, вот тогда ты становишься Настоящим.

— А это больно? – спросил Кролик.

— Иногда, — сказала Кожаная Лошадь, потому что всегда была честной. – Но когда ты

Настоящий, ты не против, чтобы было больно.

— Это происходит сразу же, как будто тебя заводят, — продолжал Кролик, — или

постепенно?

— Это происходит не сразу, — сказала Кожаная Лошадь. – Ты превращаешься. Это

занимает много времени. Вот почему это не часто происходит с теми, кто легко ломается, или у

кого острые края, или кого нужно бережно хранить. Обычно к тому времени, как ты

становишься Настоящим, почти вся твоя шерсть выдирается, глаза выпадают, крепления

расшатываются, и ты становишься очень потрепанным. Но все это совершенно не имеет

значения, потому что когда ты Настоящий, ты не можешь быть некрасивым, разве что только для

тех, кто ничего в этом не понимает.

— Наверное, вы – настоящая? – спросил Кролик и тут же пожалел о своих словах, подумав,

что Кожаная Лошадь может обидеться. Но Кожаная Лошадь только улыбнулась.

История игрушечной лошади

— Дядя мальчика сделал меня Настоящей, — сказала она. – Это произошло давным-давно,

но если ты однажды становишься Настоящим, то уже не можешь превратиться обратно в

ненастоящего. Это навсегда.

Кролик вздохнул. Он подумал, что пройдет еще много времени, прежде чем это волшебное

превращение, называемое «стать Настоящим», случится с ним. Ему очень хотелось стать

Настоящим, почувствовать, что это такое, но все же мысль, что он весь облезет и у него выпадут

глаза и усы, удручала его. Ему хотелось стать Настоящим без этих неприятных моментов.

Детской заправляла женщина, которую называли Няней. Иногда она не обращала никакого

внимания на то, что игрушки разбросаны, а иногда ни с того ни с сего вдруг налетала, как

ураган, и запихивала их все в шкафы.

Она называла это «уборкой», и все игрушки, особенно оловянные, это ненавидели.

Впрочем, Кролик относился к «уборке» более спокойно, потому что куда бы его не зашвырнули,

падение всегда бывало мягким.

Однажды вечером, собираясь ложиться спать, Мальчик никак не мог найти китайскую

собачку, которую всегда брал с собой в кровать. Няня торопилась, тем более, что не время было

разыскивать собачек перед сном, поэтому она огляделась, и, увидев, что дверца шкафа с

игрушками открыта, кинулась туда.

— Вот, — сказала она, — возьми своего старого Кролика! Тоже сгодится, чтобы с ним

спать! И она вытащила Кролика за ухо и вложила Мальчику в руки.

В ту ночь, и во многие последующие, Плюшевый Кролик спал в кровати у Мальчика.

Сначала ему было неудобно, от того, что Мальчик слишком сильно сжимал его в объятиях, а

иногда придавливал, ворочаясь, или засовывал так глубоко под подушку, что Кролик едва мог

дышать. И еще он скучал по тем долгим, залитым лунным светом часам, которые проводил в

детской, когда весь дом затихал, и по разговорам с Кожаной Лошадью. Однако очень скоро ему

начало это нравиться, потому что Мальчик часто разговаривал с ним и делал для него в

постельном белье уютные тоннельчики, похожие, как он говорил, на норки, в которых живут

настоящие кролики. И они чудесно играли вместе, перешептываясь, когда Няня уходила ужинать

и оставляла на каминной полке зажженный ночник. А когда Мальчик засыпал, Кролик уютно

устраивался под его маленьким теплым подбородком и смотрел сны, а Мальчик крепко обнимал

его всю ночь.

Так шло время, и Плюшевый Кролик был очень счастлив – насколько счастлив, что даже не

замечал, как его красивая бархатистая шерстка все больше и больше протиралась, как хвостик

начал отрываться, и как розовая краска стиралась с носа в том месте, куда Мальчик целовал его.

Наступила весна, и они проводили долгие дни в саду, ведь Кролик следовал за Мальчиком

повсюду, куда бы тот ни направлялся. Кролик катался в садовой тележке, и участвовал в

пикниках на траве, и у него были очаровательные шалашики, построенные для него в зарослях

малины, за цветочными клумбами. А однажды, когда Мальчика внезапно позвали пить чай,

Кролик остался один на лужайке до глубоких сумерек, и Няне пришлось идти искать его со

свечой, потому что Мальчик не мог уснуть без него. Кролик был весь мокрый от росы и

перепачкан землей, потому что лазал по норкам, которые Мальчик сделал для него в клумбе, и

Няня ворчала, вытирая его подолом своего передника.

Весна

— И приспичил же тебе этот старый Кролик! Подумать только, столько суматохи из-за

игрушки!

Мальчик сел в кровати и протянул руки.

— Отдай мне моего Кролю! – попросил он. – И ты не должна так говорить. Он не игрушка.

Он НАСТОЯЩИЙ!

Когда маленький Кролик услышал это, он был несказанно счастлив, потому что понял, что

то, о чем говорила Кожаная Лошадь, наконец-то сбылось. Детское волшебство коснулось его, и

он больше не был игрушкой. Он стал Настоящим. Мальчик сам так сказал.

В ту ночь он почти не мог заснуть от счастья, и его маленькое опилковое сердце чуть не

разорвалось от переполнявшей его любви. А в глазах-пуговках, которые уже давно потеряли свой

блеск, появилось выражение мудрости и красоты, так что даже Няня, взяв Кролика в руки на

следующее утро, заметила это: «Определенно, этот старый Кролик смотрит как-то уж очень

многозначительно!»

Это было чудное лето!

Неподалеку от их дома был лес, и в длинные июньские вечера Мальчик любил ходить туда

после чая играть. Плюшевого Кролика он брал с собой, и прежде чем уйти собирать цветы или

играть в казаки-разбойники среди деревьев, всегда строил для него уютное маленькое

гнездышко где-нибудь в папоротнике, потому что он был добрым мальчиком и ему хотелось,

чтобы Кролик чувствовал себя комфортно. В один из вечеров, когда Кролик сидел там один,

наблюдая за муравьями, сновавшими в траве туда-сюда между его плюшевыми лапами, он вдруг

увидел, как из высокого папоротника поблизости вылезли два странных существа.

Это были кролики, как и он сам, но очень пушистые и совершенно новые. И судя по всему,

они были очень хорошо сделаны, потому что швов было совсем не заметно, а при движении эти

кролики необычным образом меняли форму: то они выглядели длинными и вытянутыми, а через

минуту уже оказывались пухлыми, с выгнутой спиной, и не оставались все время одинаковыми,

как он. Они мягко касались лапами земли и подкрались довольно близко к Кролику, подергивая

носами, пока он пристально разглядывал их, пытаясь увидеть, с какой стороны торчит ключик

заводного механизма, ведь он знал, что те, кто умеет прыгать, обычно чем-то заводятся. Но он

ничего не увидел. Определенно, это был абсолютно новый вид кроликов.

Летние Дни

Пришедшие таращились на Кролика, а Кролик на них, и они все время дергали носом.

— Почему бы тебе не встать и не поиграть с нами? – спросил один из них.

— Мне не хочется, — ответил Кролик, потому что он не хотел объяснять им, что у него нет

заводного механизма.

— Вот как! — удивился пушистый кролик, отпрыгнув далеко в сторону и встав на задние

лапы — все очень просто: ты так не умеешь!

— Я умею! – возразил маленький Кролик, — я могу прыгать выше всех! Он имел в виду, что

умеет прыгать, когда Мальчик подбрасывал его, но конечно, этого он не хотел уточнять.

— Ты можешь подпрыгнуть на задних лапах? – спросил пушистый кролик.

Это был ужасный вопрос, потому что у Плюшевого Кролика задних лап не было вовсе.

Задняя его часть была сделана из цельного куска, как подушка для булавок. Он неподвижно

сидел в траве, надеясь, что остальные кролики этого не заметят.

— Я не хочу прыгать, — снова сказал он.

Но у диких кроликов были очень зоркие глаза. И этот вытянул шею и пригляделся.

— У него вообще нет задних лап! – закричал он. – Только представьте себе, кролик без

задних лап! И он засмеялся.

— У меня есть задние лапы! – крикнул Плюшевый Кролик. – У меня они есть! Я сижу на

них!

— Тогда вытяни их и покажи мне! – сказал дикий кролик. И он принялся вертеться и

танцевать, пока у Плюшевого Кролика не закружилась голова.

— Я не люблю танцевать, — сказал он. – Я лучше посижу спокойно.

И в то же время ему ужасно хотелось танцевать, новое, странное и щекочущее ощущение

пробежало по его телу, и он готов был отдать все на свете, чтобы суметь скакать так, как эти

кролики.

Дикий кролик перестал танцевать и подошел совсем близко. Настолько близко, что задел

своими длинными усами ухо плюшевого Кролика, а затем резко дернул носом, прижал уши и

отпрыгнул назад.

— Он как-то не так пахнет! – воскликнул он. – Это вообще не кролик! Он не настоящий!

— Я настоящий! – сказал маленький Кролик. – Настоящий! Мальчик так сказал! — И он

чуть не расплакался.

Тут послышались шаги: рядом пробежал Мальчик, и двое загадочных кроликов исчезли,

протопотав лапами и сверкнув белыми хвостами.

— Вернитесь и поиграйте со мной! – позвал Плюшевый Кролик. – Пожалуйста, вернитесь!

Я же знаю, что я настоящий!

Но ему никто не ответил, и только муравьи сновали туда-сюда, да листья папоротника

мягко покачивались в том месте, где проскакали двое незнакомцев. Плюшевый Кролик был

один.

— Ох, – подумал он, – ну почему они вот так вот убежали? Почему не захотели остаться и

поговорить со мной?

Он долго лежал не шевелясь, глядя на папоротник в надежде, что они вернутся. Но они так

и не вернулись, и вскоре солнце опустилось ниже, в воздухе запорхали маленькие белые

мотыльки, пришел Мальчик и забрал Кролика домой.

Шли недели, и маленький Кролик стал совсем старым и обтрепанным, но Мальчик все так

же сильно любил его. Настолько сильно, что все его усы выдрались и розовая подкладка внутри

ушек стала серой, а коричневые пятнышки поблекли. Он даже начал терять форму и уже едва ли

был похож на кролика, и только для Мальчика он оставался тем же. Для него он всегда был

красивым, и ничего другое для маленького Кролика не имело значения. Ему было все равно, как

он выглядит для других людей, потому что волшебство детской сделало его Настоящим, а когда

ты Настоящий, внешний вид не играет роли.

А потом однажды Мальчик заболел.

Лицо его сильно покраснело, он бредил во сне и был таким горячим, что Кролик обжигался,

когда Мальчик прижимал его к себе. Незнакомые люди приходили и уходили, свет в детской

горел всю ночь, а маленький Плюшевый Кролик все лежал, спрятавшись от глаз в складках

постельного белья, и не смел пошевелиться, потому что боялся, что если его найдут, то могут

унести прочь, а между тем он знал, что нужен Мальчику.

Это были длинные томительные дни, ведь Мальчик был слишком болен, чтобы играть, и

маленькому Кролику было довольно скучно все время сидеть без дела. Однако он устраивался

поудобней и терпеливо ждал, мечтая о том времени, когда Мальчик поправится, и они пойдут в

сад, где растут цветы и порхают бабочки, и снова, как прежде, будут играть в увлекательные

игры в зарослях малины. Он придумывал множество разных замечательных занятий, и пока

Мальчик лежал в полусне, забирался поближе к подушке и шепотом рассказывал ему на ухо о

своих планах. И вот наконец лихорадка прошла, и Мальчику стало лучше. Он смог садиться в

постели и рассматривать книжки с картинками, а маленький Кролик уютно пристраивался возле

него. А еще чуть позже Мальчику разрешили встать и одеться.

Стояло ясное солнечное утро, и окна были распахнуты настежь. Мальчика вынесли на

балкон, укутав в шаль, а маленький Кролик лежал в кровати, запутавшись в простынях, и

размышлял.

На следующий день Мальчик должен был отправиться на море. Все было подготовлено, и

теперь оставалось лишь только соблюдать предписания доктора. Взрослые долго обсуждали

детали, а маленький Кролик лежал под одеялом, высунув одну только голову, и слушал. В

комнате необходимо было провести дезинфекцию, а все книги и игрушки, с которыми Мальчик

играл во время болезни, нужно было сжечь.

«Ура! – думал маленький Кролик. – Завтра мы поедем на море!» Ведь Мальчик часто

говорил о море, и ему очень хотелось увидеть большие набегающие волны, и крошечных крабов,

и замки из песка.

И вот тут-то Няня его заметила.

— А что с его старым Кроликом? – спросила она.

— С этим? – переспросил врач. – Да это же целый рассадник микробов! Сожгите его

немедленно! Что? Чепуха! Купите ему другого. С этим больше нельзя играть!

Томительные дни

И маленького Кролика положили в мешок вместе со старыми книжками и прочим мусором

и отнесли на задворки сада, за птичник. Место было как раз подходящим для костра, но

садовник оказался в тот момент слишком занят. Ему нужно было выкопать картофель и собрать

горох, и он пообещал прийти пораньше следующим утром и сразу все сжечь.

В ту ночь Мальчик спал в другой спальне, и с ним был новый кролик. Это был роскошный

кролик, весь из белого бархата и с настоящими стеклянными глазками, но Мальчик был

слишком взволнован, чтобы обратить на это внимание. Ведь завтра он отправлялся на море, а

это само по себе было столь замечательным событием, что он не мог думать ни о чем другом.

И пока Мальчик спал и ему снилось море, маленький Кролик лежал среди старых книжек с

картинками, в углу позади птичника, и ему было очень одиноко. Мешок оставили незавязанным,

поэтому повертевшись немного, ему удалось высунуть голову наружу и оглядеться. Он слегка

дрожал, потому что привык спать в хорошей кровати, а его собственная шерстка уже стала такой

тонкой и до того протерлась от объятий, что не могла защищать от холода. Неподалеку

виднелись заросли малинника, высокие и густые, будто тропические джунгли, в тени которых

ему доводилось играть с Мальчиком в былые дни. Он вспомнил те долгие солнечные часы,

проведенные в саду — как счастливы они были — и его охватила невыразимая печаль. Казалось,

все эти часы чередой проходили у него перед глазами, каждый прекраснее предыдущего, ему

представлялись сказочные шалашики в клумбе, тихие вечера в лесу, когда он лежал в листьях

папоротника и муравьишки ползали по его лапам, и тот чудесный день, когда он впервые узнал,

что стал Настоящим. Он вспоминал о Кожаной Лошади, такой мудрой и доброй, и обо всем, что

та говорила ему. Какой же смысл в том, чтобы быть любимым, и потерять всю свою красоту, и

стать Настоящим, если все это заканчивалось вот так? И слеза, настоящая слеза скатилась по его

маленькому потертому плюшевому носу и упала на землю.

И тогда случилось нечто удивительное: на том месте, где упала слеза, из земли вырос

цветок, загадочный цветок, нисколько не похожий на те, что росли в саду. У него были узкие

зеленые листья цвета изумруда, а в центре бутон, напоминающий золотую чашу. Он был так

красив, что маленький Кролик даже перестал плакать и просто лежал, глядя на него. Вскоре

бутон раскрылся, и из него вышла фея.

Эта была самая красивая фея на свете. На ней было платье из жемчужин и капель росы,

цветы вокруг шеи и в волосах, а лицо ее было подобно самому прекрасному из цветков. Фея

подошла к маленькому Кролику, взяла его на руки и поцеловала в плюшевый нос, весь мокрый

от слез.

— Маленький Кролик, — сказала она, — разве ты не знаешь, кто я такая?

Кролик посмотрел на нее и ему показалось, что он видел ее лицо раньше, но не мог

вспомнить, где.

— Я фея детского волшебства, — продолжала она. – Я забочусь обо всех игрушках, которых

дети когда-то любили. Когда игрушки становятся старыми, истрепанными, и дети больше в них

не нуждаются, тогда я прихожу, забираю их с собой и превращаю в Настоящих.

— А разве раньше я не был Настоящим? – спросил маленький Кролик.

— Ты был Настоящим для Мальчика, — ответила фея, — потому что он любил тебя. А

теперь ты будешь Настоящим для всех.

Фея из цветка

И она обняла маленького Кролика и улетела с ним в лес.

Стало светло, от того что взошла луна. Лес был прекрасен, и лапы папоротника блестели

как покрытое инеем серебро. На открытой поляне между деревьями по бархатистой траве в

танце со своими тенями кружились дикие кролики, но когда они увидели Фею, они все

остановились и выстроились в круг, глядя на нее.

— Я привела вам нового друга, — сказала Фея. – Вы должны быть очень добры к нему и

научить всему, что ему нужно знать в Кроличьей стране, потому что теперь он всегда будет жить

с вами.

И она еще раз поцеловала маленького Кролика и опустила его в траву.

— Беги и играй, маленький Кролик! – сказала она.

Но Кролик какое-то время сидел неподвижно, потому что увидев всех этих диких кроликов,

танцующих вокруг него, он вдруг вспомнил, что у него нет задних лап, и ему не хотелось, чтобы

все увидели, что он весь сделан из цельного куска. Он не знал, что когда Фея поцеловала его в

последний раз, она изменила его. И может быть, он еще долго просидел бы так, стесняясь

пошевелиться, если бы вдруг что-то не защекотало ему нос, и, не успев сообразить, что делает,

он поднял заднюю лапу почесать его.

И обнаружил, что на самом деле у него есть задние лапы! Вместо выцветшего плюша у него

был коричневый мех, мягкий и блестящий, его уши подергивались сами по себе, а усы были

такими длинными, что касались травы. Кролик подпрыгнул, и радость от того, что у него

появились задние лапы, была так велика, что он принялся скакать по дерну, то отпрыгивая в

сторону, то вертясь по кругу, как делали остальные, и пришел от этого в такой восторг, что когда

наконец остановился, чтобы найти Фею, ее уже не было.

Теперь наконец он был Настоящим Кроликом, в родном доме, вместе с другими кроликами.

Наконец! Наконец-то!

Прошла осень, и зима, и весной, когда дни стали теплыми и солнечными, Мальчик вышел

поиграть в лес за домом. И пока он играл, из зарослей папоротника выскочили два кролика и

стали украдкой посматривать на него. Один из них был весь коричневый, а у другого на шерстке

были какие-то странные следы, как будто когда-то давно он был пятнистым, и пятнышки до сих

пор проступали сквозь мех. И в его маленьком мягком носике и круглых черных глазках было

что-то настолько знакомое, что Мальчик подумал:

— Надо же, он совсем как мой старый Кролик, который потерялся, когда я болел

скарлатиной!

Но он так и не узнал, что это действительно был его старый Кролик, который вернулся

взглянуть на ребенка, впервые сделавшего его Настоящим.

Document Outline

Плюшевый Кролик или Как Игрушки Становятся Настоящими Марджери Уильямс

Иллюстрации Уильяма Николсона

here was once a velveteen rabbit, and in the beginning he was really splendid.

Рождественское утро

История игрушечной лошади

Весна

Летние Дни

Томительные дни

Фея из цветка

Наконец! Наконец-то!

librebook.me

Обзор сказки М.Уильямс “Плюшевый заяц, или Как игрушки становятся настоящими”

Как рождаются шедевры? Почему некоторые книги становятся нам друзьями и  учителями, а обыкновенные слова, написанные на бумаге, вдруг заставляют смеяться или плакать? Просто книги, как и игрушки, иногда становятся настоящими. Но книгу живой делает автор, а пробудить жизнь в игрушке может только ее хозяин.

– Если ребенок на самом деле любит тебя, тогда ты становишься настоящим.

– А это больно?

– Иногда больно. Но когда ты стал настоящим, ты уже не боишься этой боли.

Такие слова написала Марджери Уильямс в удивительной своей сказке «Плюшевый заяц, или Как игрушки становятся настоящими» в 1922 году, почти сто лет назад. Мир с той поры очень изменился: взлетели в небо  спутники и ракеты, люди победили множество болезней, пережили страшную войну, изобрели телевизор и компьютер — а сказка эта ничуть не потеряла своей актуальности. Ведь и сегодня, как сто или тысячу лет назад, дети обнимают во сне своих мягких зайчиков, кукол и мишек, доверяют им первые свои секреты и тайно верят, что ночью игрушки становятся живыми.

Нашим детям, с самого рождения окруженным комфортом и безопасностью, «умными» гаджетами, развивающими мультфильмами и яркими игрушками, эта история гораздо нужнее, чем детям прошлых поколений.

Больше того, нашим детям, с самого рождения окруженным комфортом и безопасностью, «умными» гаджетами, развивающими мультфильмами и яркими игрушками, эта история гораздо нужнее, чем детям прошлых поколений. Мы делаем все, чтобы наши дети не знали испытаний и горестей – и это естественно, но для формирования сильной личности трудности необходимы! Марджери Уильямс была в этом уверена. На долю самой писательницы их выпало немало: в детстве она пережила внезапную смерть любимого отца, в юности – переезд в чужую страну, в молодости – Первую мировую войну, голод… Испытанием стало и непризнание публики: книги, написанный Марджери до 1922 года, расходились неохотно и не пользовались популярностью. Но трудности не сломили молодую женщину, только закалили ее характер, научили человечности, стали основой для роста и развития личности. Этот опыт преодоления жизненных бед писательница очень хотела передать своим маленьким читателям, поэтому книги ее трудно назвать легкими  и беззаботными.

Так, в книге «Плюшевый заяц» главный герой (игрушечный зайчик, подаренный Мальчику на Рождество) проявляет немалое мужество и стойкость, твердо хранит веру в мечту, бесконечно  любит маленького хозяина и не предает этой любви, даже оказавшись в буквальном смысле выброшенным в мусор. И его самоотверженность вознаграждается – пожертвовав всем, он становится настоящим, как и мечтал.

Пожертвовав всем, он становится настоящим, как и мечтал

Удивительно, но этот огромный смысл Уильямс удалось изложить настолько простыми, ясными словами и образами, что они понятны даже детям: неспешное, красочное, иногда наивное повествование плавно развивается от события к событию, от переживания к переживанию. Кажется, автор ведет нас по истории жизни Плюшевого зайца за руку, время от времени останавливаясь, чтобы дать отдохнуть, погрустить вместе или перекинуться парой слов со второстепенными героями. Кажется, в «Плюшевого зайца» автор вложила всю свою жизнь… И получился настоящий шедевр! Именно эта книга помогла Марджери сломать стену читательского непризнания: сказку почти сразу адаптировали для театра и радио, по ней были сняты мультфильмы, она была переведена на десятки языков и стала классикой детской литературы еще при жизни Уильямс. Ни до, ни после писательнице не удалось превзойти это творение.

В России книгу «Плюшевый заяц» также выпускали не раз, в разных переводах, с различными иллюстрациями. Одно из самых удачных изданий появилось в 2014 году. Перевод в этом издании не дословный, но очень гармоничный с художественной точки зрения, легко слушается и читается. Текст дополняют такие же мягкие, пастельные иллюстрации Геннадия Спирина – такие теплые и живые, что их хочется погладить.

Кажется, сейчас ощутишь мягкую плюшевую шерстку зайчика, услышишь разговор игрушек, скрип дверей, тревожный шепот…

Книга удачно оформлена: рамочки на каждой странице, оригинальный шрифт, плотная мелованная бумага – все это делает книгу уютной и немного волшебной. И очень, очень настоящей. Ее хочется брать в руки, читать и перечитывать.

Издатели отнесли книгу к категории 6+, однако«Плюшевого зайца» можно смело читать и в 4, и в 5 лет – в это время формируются многие черты характера, и детям важен положительный пример поведения и опыт  преодоления трудностей, который можно получить, проживая эту историю вместе с ее героем. Книга Марджери Уильямс действительно учит детей человечности, доброте и стойкости – тем качествам, которых нашему циничному миру иногда так не хватает.

rechrebenka.ru

Электронная книга Плюшевый заяц, или Как игрушки становятся настоящими | The Velveteen Rabbit

Каждая игрушка, будь то кукла, пожарная машинка или плюшевый заяц, мечтает стать настоящей. Но это не происходит по мановению волшебной палочки. Если хочешь стать настоящим, нужно, чтобы тебя по-настоящему полюбили. Вот тут-то и начинается волшебство...

Обсудить
Скачать fb2 epub mobi 19/10/15

LibreBook.ru Плюшевый заяц, или Как… Читать

librebook.me


Смотрите также